• сделать стартовой
  • добавить в избранное
  • поиск по сайту
  • лента днягосударствов мирерынкивыставкианалитикаэкспертыбизнес в лицах бизнес
    банкифинансынедвижимостькоммуникациитранспорттуризмстрахованиемедицина
    "Набукко"Форумывсе о винахнапиткипромышленностьэнергетикасельское хозяйство


    другие статьи  

    Forbes Georgia: Привлекательность и опасность рынка недвижимости: опасайтесь низких цен

    Экономическая зависимость Грузии от России растет - исследование TIG

    Грузинские мифы о малом и среднем бизнесе

    Директор European Village LLC: у каждого застройщика свои соблазны. Но мы выбрали другой путь

    Почему лжет статистика?

    Как повысить эффективность государственных предприятий

    Как Грузия стала «криптовалютным раем»

    Влияние армяно-азербайджансого военного конфликта на экономику Грузии

    Что нам дает свободная торговля с Европой?


    19/12/2011

    Вскоре начнутся переговоры о свободной торговле между Грузией и Евросоюзом. Власти страны уже давно проводят политику либерализации торговли и таким путем стараются привлечь иностранные инвестиции. Тем временем, только усилий Грузии недостаточно, из-за малых масштабов рынок страны никогда не станет предметом интереса инвесторов, если не будет полностью интегрирован в мировую экономику. Свободный торговый режим с Евросоюзом сделает страну в разы привлекательнее для капиталовложений.

    Торговец- это слово в восприятии наших граждан, и не только их, по сей день носит негативную коннотацию. Будто есть что-то предосудительное в том, что человек занят куплей-продажей какого-то товара. У такого отношения есть историко-культурная основа. Были в прошлом цивилизации, которые считали похвальными и достойными сражения, преданность, отвагу, самоотверженность, а людей, занятых торговлей и мирной жизнью считали второстепенными существами. К цивилизации такого типа относились и захватчики, которые в течение веков контролировали Южный Кавказ и значительно повлияли на формирование нашей культуры.
    С точки зрения отношения к торговле особую роль сыграл 70-летний совковый период. Свободная торговля, то есть существование системы свободного обмена находящегося в собственности товара была настолько несовместимой для основанной на центральное планирование экономики, что в 1931 году частная торговля в Советском Союзе напрямую была запрещена. Те, кому довелось жить в тот период, помнят скрытно ввезенные спортсменами и актерами (людям этой и нескольких других профессий давалась возможность выезжать за пределы СССР) из заграницы на продажу джинсы и видеоплееры. Помнят и т.н. спекулянтов, которые в Москве в местах скопления народа тайком продавали обувь брэнда Саламандра. Спекуляция относилась к одной из разновидностей "нетрудовых доходов", считалась предосудительной и каралась законом. То, что на самом деле эти люди делали добро, так как покупали товар там, где он был в избытке (ценой риска понести ответственность) и продавали там, где на него был высокий спрос, не интересовало никого.
    В итоге всего этого мы получили культуру, в которой торговля не только не ценится, но и считается недостойной деятельностью. По сегодняшний день нередко откровенно, или подсознательно мы смотрим сверху на людей, занятых куплей-продажей товара, в особенности на представителей этнических меньшинств, у которых другое (на мой взгляд, цивильное) отношение к феномену торговли. Даже больной наркоманией человек, для которого в условиях запрета единственным источником получения желаемой дозы является обычный торговец, называет этот источник унизительной кличкой - "барыга".
    На самом деле торговля несет только благо и практически не имеет негативного побочного эффекта. Как я отметил выше, посредством торговли происходит перемещение товара с пространства меньшего спроса (то есть, где этот товар в излишке) в пространство большого спроса (то есть, где он дефицитный), и тем самым увеличивается уровень общего благосостояния общества. Кроме того, торговля исполняет и другие, не менее значительные функции. С ее помощью у людей появляется возможность удовлетворить спрос на такие продукты, производить которые они не могут. Путем торговли мы получаем новые знания, больше денег, возможность накопления капитала, который в будущем может стать содействующим экономическому росту фактором.
    Исторически с целью ограничения свободной торговли приводили немало аргументов, однако вместе с развитием экономического мышления их убедительность иссякла. Например, в тот период, когда золото естественно стало самым распространенным медиумом (теми же деньгами) обмена, царства запрещали торговлю с целью сокращения утечки золота. Для "поощрения" внутренней промышленности часто запрещался импорт продуктов той же разновидности из другого царства. Не раз были использованы разного рода барьеры на торговлю как механизм политического давления.

    То, что главы царства или государства часто не осознавали сопутствующих свободную торговлю благ, вовсе не означает, что в течение веков никто этого не понимал. Немало исследователей, более или менее анализирующих тот или иной аспект общественного сосуществования, предельно точно описывали и доказывали однозначно позитивную сторону торговли. Между тем, как это часто происходит в истории, эти знания не раз были утеряны и затем их по-новому находили.

    Одно из самых распространенных ошибочных воззрений, которое связано с экономическим анализом торговли и было чрезвычайно популярно до XIX века, касалось феномена обмена. Многие исследователи экономики считали, что в момент обмена стоимость поставленной одной стороной продукции равна стоимости продукции, подаваемой другой стороной. В ином случае обмен либо не может состояться, либо будет несправедливым, поскольку одна из сторон понесет ущерб. Такое видение, разумеется, не содействовало популяризации идеи свободной торговли, так как в представлении людей торговля воспринималась, как механизм обогащения одной стороны за счет другой, и естественно вызывала негативное отношение. Абсурдность такого восприятия торгового обмена впоследствии не раз была доказана. Несмотря на это, к примеру, те же коммунисты на протяжении десятков лет полагали, что можно в точности определить стоимость каждого продукта. На их взгляд главное, чтобы человек захотел и избавился от зловредных капиталистов, искажающих действительность. Соответственно, продукт должен продаваться (то есть обмениваться на деньги) только за "справедливую" цену. Это означает, что в момент обмена стоимость объектов должна быть равной, чтобы не произошла "эксплуатация" одной стороной другой стороны.

    Между тем современное видение торговли кардинально отличается: стоимость объектов обмена не только не равная, но обязательно разная. Однако стоимость является субъективным понятием. Во время любого акта обмена одна сторона всегда больше ценит товар, находящийся в собственности другой стороны, чем находящийся в его собственности. Именно поэтому происходит обмен, который в случае существования равной стоимости попросту потерял бы смысл. Зачем мне платить два лари за килограмм яблок, если мне все равно, будут у меня два лари или килограмм яблок? Я плачу за то, что в тот момент для меня килограмм яблок ценнее, чем два лари в кармане. Соответственно, продавец яблок тоже считает, что для него два лари ценнее, так как в ином случае он просто не продал бы их. В итоге обе стороны остаются в выигрыше, поскольку, по их мнению, получают более стоящий товар, то есть растет благосостояние обеих сторон и, следовательно, общее благосостояние.

    Полноценное научное доказательство обоюдной выигрышности свободной торговли впервые в начале XIX века предложил один из наиболее известных экономистов Дэвид Риккардо. Именно он открыл и описал закон относительного преимущества, что две страны (или два человека) даже в том случае в выигрыше от торговли (обмена продуктов), когда одна из них по сравнению с другой более эффективно может производить все продукты.

    Объяснить этот феномен можно на простом примере. Представьте, что два человека могут в течение дня изготовить сыр, или выпечь хлеб. Тем временем, первый по сравнению со вторым с обоими делами справляется значительно эффективнее. Если оба будут заниматься только выпечкой хлеба, первый в день будет выпекать 60, а второй 10 буханок хлеба. В случае фокусирования только на сыре, дневная производительность первого будет 20 кружков сыра, а второго 10. Если эти два человека не будут торговать и постараются собственными усилиями удовлетворить свою потребность в хлебе и сыре (скажем, половина времени уступят производству каждого из продуктов), к концу дня у первого будет 30 хлеба и 10 сыра, а у второго 5 хлеба и 5 сыра. В общем итоге будет изготовлено 35 хлеба и 15 сыра.

    А теперь представим, что эти люди решили сфокусироваться на одном продукте, в производстве которого они являются более эффективными, а затем обменять (торговать) его. Скажем, первый уделил всего четверть времени изготовлению сыра, а ¾ выпечке хлеба. В результате в конце дня у него будет 45 хлеба и 5 сыра. Допустим, второй все свое время потратил только на изготовление сыра и к концу дня получил 10 кружков сыра. В таком случае общее количество изготовленной продукции составит 45 хлеба и 15 сыра (на 10 хлеба больше, чем в случае самодостаточного производства). Если, к примеру, первый обменяется со вторым 7 хлебами на 5 сыра (то есть, будет торговать), оба останутся в выигрыше, т.е. получит больше хлеба в условиях того же количества сыра, чем в первой версии, когда они не торговали.

    Из данного закона Риккардо напрямую вытекает, что торговля в любом случае выигрышна для обеих сторон. Даже тогда, когда одна сторона создает барьеры, вторая сторона все равно выигрывает, если использует принципы свободной торговли. Как бы убедительно все это ни звучало, и сегодня, спустя два века, многие страны в связи с режимами торговли принимают политически мотивированные решения. Они в пользу группы определенных интересов проводят ущербную для большинства населения политику и тормозят торговлю.

    Установление таможенных налогов на какой-либо вид продукции является типичным примером такой политики. Как правило, ввод такого типа налогов лоббируют внутренние производители той же продукции. Как раз таки в их интересах, чтобы после уплаты таможенного налога цена импортированной продукции увеличилась. В подобном случае произведенная ими продукция будет конкурентной из-за сравнительно низкой цены. В процессе лоббирования, как правило, акцент делается на необходимость развития отечественного производства и занятость. Тем временем, даже самый простой анализ явствует, что подобные подходы выгодны только лишь этой конкретной группе интересов, нескольким десяткам или сотням людей (если учесть и занятых). То, чего не видно -это пострадавшая в таком случае большая часть населения, потребители данного продукта, которым приходится покупать их по возросшей цене. При отсутствии таможенных налогов эти люди тот же продукт, только импортированный, купили бы дешевле. У них дополнительно остались бы деньги, которые они могли бы потратить на покупку другой продукции. Следовательно "уровень благосостояния" был бы выше. Так что же важнее, благосостояние населения вообще, или прибыль какого-нибудь местного производителя?

    Государственное субсидирование какого-либо сектора экономики тоже является косвенным барьером свободной торговли. В оправдание такой политики группы интересов приводят те же аргументы: развитие местного производства, занятость. Однако реальная цель и тут та же: получение прибыли конкретными людьми. В результате искусственно удешевляется местная продукция, что ставит в неконкурентные условия импортированную продукцию. Население опять же в убытке: из своих налогов приходится искусственно сохранять какой-то сектор экономики. Это ничто иное, кроме как вынужденная уплата денег на продукцию какого-либо типа, даже в том случае, если человек вообще не использует этот продукт.

    Грузия в последнее время кардинально изменила подход к внешней торговле и сделала акцент на свободные торговые отношения. В итоге наш торговый оборот, как экспорт, так и импорт, ежегодно растет. Это означает, что мы больше производим и продаем. А также появилась возможность больше покупать (импорт). По такой политике в выигрыше все, в особенности крайне нуждающаяся часть населения, которой дается возможность покупать дешевую продукцию. В долгосрочной перспективе в выигрыше остается бизнес. Эта сфера была вынуждена выйти из тепличных условий и в конкурентной среде позаботится об улучшении качества и росте эффективности производства.

    В наступающем году мы начинаем переговоры с Евросоюзом о соглашении по свободной торговле, успешное завершение которых даст нам возможность войти на 450 миллионный рынок. Это напрямую, хоть и понемногу, отразится на благосостоянии каждого гражданина. Главное помнить, что торговля хороша всегда, она не предосудительна, и следует проявить волю, чтобы исходя из политической целесообразности, или по какой-то иной причине не создавать искусственных торговых барьеров.



    Журнал "Табула"
    Автор: Зураб Джапаридзе


    Система Orphus
    * Использование данного материала без указания ГИПЕРССЫЛКИ на источник КАТЕГОРИЧЕСКИ запрещено

     
    реклама

  • реклама

    лента новостей
  • Правительство России не поддержало проект отмены льготы для грузинских виноделов
  • В Грузии с 2025 года ограничат импорт грузовиков и автобусов
  • TI Грузия: Порт Анаклия построит китайская компания с сомнительной репутацией
  • Мэр Батуми ожидает прибытия круизных лайнеров из «дружественных городов»
  • Спрос на туры в Китай увелиился примерно на 20% - Goodtravel
  • Почему авто со вторичного рынка Кореи и США набирает популярность в Казахстане?
  • Армения, Грузия и Молдова завершили пилотный проект по трансграничной электронной идентификации



  • Все замечания и пожелания присылайте на [email protected]. Все права защищены и охраняются законом. © 2008 "Бизнес Грузия". Размещение рекламы на сайте: [email protected]. Редакция не несет ответственности за достоверность рекламной информации. Редакция не предоставляет никакой справочной информации. Просьба, при использовании наших материалов, соблюдать журналистскую этику и указывать гиперссылки на источник.